Jul. 12th, 2017 02:17 pm
yr: (Default)
Пора возвращаться к писанине, а то потом ведь хрен разберешься. Есть, правда, крепнущая надежда, что разбираться не придется и никакого потом не будет - но она такая, смешная: приближаясь к конечной без билета, умом-то понимаешь, что вероятность встретить кондуктора уменьшается с каждой станцией, а жопой-то чуешь, как сокращается совсем другой показатель - время до возможной встречи с этим неприятным человеком при компостере. И до конечной не расслабиться.
***
В аду, говорю, есть специальный круг для тех, кто требовал от любимых слишком серьезного к себе отношения. Там каждое утро черти разносят талончики с указанием точного места и времени свидания с тем, по ком томится сердце, часы запрещены, а сигнал GPS не ловится.
***
Люди не меняются, запиши себе уже на лбу. Хочешь - меняйся сам. Сам и заплатишь за это, дурак.

Jul. 12th, 2017 01:53 pm
yr: (Default)
Нет никаких причин делать то, чего ты не хочешь.
Но куча причин - почему чего хочешь, нет.
Этот порочный круг - он довольно прочен
Жизнь людей вообще - вообще не очень
Нравится в эту дождливую среду мне.

Jul. 12th, 2017 02:45 am
yr: (дворнег)
Я был уверен, что ничем хорошим это не кончится,
Ничего стоящего из этого не получится,
Как если жил бы в Питере - так в Купчино или в Колпино,
Где всемирной надежды не светит ни лучика,
Остальное, впрочем, мы рассказывали выше:
Жил-то всяко, но неправильно и не так,
Часто снилось, как недобрые, но находчивые мыши
Дрессируют злого от собственной трусости кота.
А потом, конечно, произошло волшебство,
Прямо скажем, произошло колдунство -
Так, бывает, действует внезапное китайское вещество,
Только от колдунства существенно меньше шансов не проснуться.
Вру я, вру. Ничего такого не происходило,
Просто глядя на то, как несчастные мои руки-ноги
Жизнь жует с рептильной грацией крокодила
К сорока я как-то охуел немного.
Осознал, что уберегся для ничего -
От всего того, что ничем хорошим не кончится -
Приобрел каинову печать на чело
И измерил собой вселенское одиночество.
Вот стою на пороге незапертой клетки, в спину дует сквозняк,
Цирк недобрый, придуманный мной, проваливается и тает.
В отдалении, правда, реют какие-то всадники на конях,
Я их беззаботно не считаю.

Jun. 26th, 2017 09:35 pm
yr: (Default)
Были бы, не были бы -
не попробовали бы, как узнать.
да весна была, ветки небо полосовали
полосами золотыми да лазоревыми.
счастье - оно ж не для похвальбы,
не для стыда. просто падает в руки: нна
просится жить, встрепанное ли, невыспанное,
кружится голова, и небо кружится над ней, все ветками изорванное.
есть такие вещи которые больше не то, что тебя,
и меня, и ее, и всякого дышащего покуда,
которые просто не принять, не любя.
и смешно понимать - бы, едва не, еще бы секунду посомневаться - и ба,
оказался б подонком, отказывающимся от чуда.
и остался бы им - а ну до гроба?
посетителем офисов и канав,
со следами ловкой умелой ковки
или цельнолитым из чугуна
был бы, не был бы.

Jun. 19th, 2017 06:22 pm
yr: (Default)
После долгого молчания брякнуть бы что-нибудь простое - так машину заводишь после длительного простоя, удивляясь звукам внутри - тут жужжит, там посвистывает и скрежещет. Так и тут - не надо газа в пол, нужны простые вещи -
покурить на балконе, ощущая себя босым на мраморе брошеного дворца, провести по лицу рукой, удивляясь: так гладила его она, оглянуться, увидеть лето без краев и дна, улыбнуться. Сначала горько, потом все легче улыбается.
Потому что на сорок бед один простой ответ: ну, петля, ну, на шее -- ты или выкрутишься, или нет. Залпом пей - это, может быть, единственное вино до того, как не выкрутишься. А если выкрутишься, все равно.

Jun. 1st, 2017 12:21 am
yr: (Default)
Этот маленький блюз - для себя, боюсь -
больше нет никаких "люблю", и мой график повиснет разорван и пуст, нет дежурства по февралю. Нет и нет - ну мы жили так сколько лет, проживем и еще, бог даст. Но за то что ее со мной больше нет, несогретые руки в ее огне, за ушедший предутренний робкий свет, и за тот, фальшивый, в ее окне - что и до сих пор не погас,
и за ебаный стыд и за адский ад, нефальшивый голос, да, блядь, за нас -
даже мести не будет,
не будет дна,
будет бездна,
бездна -
и под
и над.
Будет бездна тоски одна.
И пылинками будут в густеющей тьме
освещенные тем что было
золотиться
чем дальше тем ме
ньше дни
когда
Имя
меня
любила.

May. 29th, 2017 01:09 am
yr: (Default)
не получится быстро -
нет, блядь, маленький, не получится быстро
то, что нужно на самом деле давно, и нужно, оказывается, надолго.
не получится хлестко, как выстрел,
протянуть руку - и наткнуться на руку во тьме, чтобы вся недолга.
чтобы выдохнуть в душе потом в мокрый кафельный угол:
- все, мол, кончено.
- ничего еще даже не начато,
не получится быстро - не проси.
научу молиться тебя - дай мне господи много, трудно, дай мне, господи, эту муку,
это счастье, пусть длится еще и еще - вот удача-то,
только мимо, пожалуйста, мимо не пронеси.
и что за радио ни включили бы в разъезженном таксомоторе,
что за песня ни билась бы рыбкой в диодной подсветке дисплея,
что за вывески не неслись бы в ночи городской навстречу, дорогой к морю, если есть в этом городе море,
что там - нежность, салон красоты, стоматология, бакалея -
а всего полчаса
голова к голове прижата.
и усталая шея компенсирует повороты - чтоб не стукнуться, не задеть, не сломать минуты,
песни все - про тебя получаются, из корявых неточных слов, но будто так и надо -
ебанутая наша жизнь такая, и мы такие же ебанутые.

May. 25th, 2017 04:27 pm
yr: (Default)
Моя любимая игра - в честность. Потому что в ней кроются вызовы, о, какие вызовы в ней кроются. Ну, вот например - я очень ценю нормальных людей, прямо очень. А ненормальных людей я из списков человечества недрогнувшей рукой вычеркиваю - потому что я не психиатор. Я им так честно и говорю - извините, говорю, я не психиатор, а вам к нему, ну или так живите, но где-нибудь там (в сценариях тут пишут "махнул по воздуху рукой") - причем там, подальше.
Бог же тасует колоду дней, выкладывая передо мной карты по одной. И однажды, перевернув лежащий клетчатой рубашкой вверх день, я вижу - о, можно сыграть в честность. Потому что ты, Жолтенький, неадекватен. Ненормален, попросту говоря. Нарушаешь собственные заветы, скрижаль исписал похабными словами, да и вообще трясешься и не спишь третью неделю.
Нет, всегда есть резерв: лечь, проспать три недели, перестать трястись и до следующего обострения делать вид, что все нормально. Но игра в честность предполагает не это, она - про вызовы, про быть к себе как к другим. Поэтому своими ногами, одной короткой и одной длинной, я делаю шаг навстречу себе - и тут же оказывается, что длинная моя нога стоит еще на полу коридора местной больнички, а короткая - уже в кабинете у психиатора.
- Здравствуйте, говорю, доктор, пиздец к вам пришел, не справляюсь, есть чо? Да не вам, а к вам, надо же различать! Доктор слушает меня, и глаза ее наполняются слезами. Доктор пишет на рецептурных бланках мелким почерком это, это и это - ну, вот это все, на чем вы все, пожиратели антидепрессантов, стимуляторов и прочего брома, все, в кого мне обычно хочется плюнуть, живете, - и говорит в спину добрым голосом "держитесь", и даже обещает поговорить по телефону, если мне вдруг захочется повеситься.
А потом я начинаю все это есть, и первые три дня, съев дневную дозу ширева, я улыбаюсь, а вторые три дня я думаю. Причем улыбаться я никогда в жизни столько не улыбался, а думать - это просто дурная привычка, но в результате думания я понимаю наконец, что позитивный и резкий я последних трех дней - это таблетки, а до настоящего я опять хуй кто добрался. Нет, умеют, конечно, двое - но не лезут - у тебя там, говорят, сквозит.
Конечно, я тут же прячусь в настоящем себе. И на третий день мне становится вдруг так хуево, что обещание доктора отговорить меня от суицида начинает казаться неплохой мыслью. А на четвертый день под клетчатой рубашкой карты, сданной мне с утра, оказывается валет катастроф - и потом еще три дня масть не меняется. Туз катастроф. Шестерка катастроф - и так далее. Главное, как-то резко становится не до доктора.
А когда масть все-таки меняется на червонную, приходит косенькая такая мысль, как девочка-сиротка из бараков, и говорит: ты же из-за этих катастроф который день таблетки забываешь пить, зато непрерывно рискуешь жизнью и высыпаешься за шесть часов.
И ты снова самый нормальный из всех, кого я знаю.
Не знаю, это ли имелось в виду, но спасибо, доктор.
С таблетками только непонятно. Нас учили ничего не оставлять на тарелке, но есть их не хочется больше.
Угостить разве кого?
Придут, спросят:
- Есть таблетка от головы?
Скажу: есть. Таблетка. От головы.
Пожалуйста.

May. 21st, 2017 03:32 pm
yr: (remingtone)
- Вова, говорю, есть чо? - и на шкаф глазами ыть.
- Пустота, - говорит. - Нет ничего.
Он так специально говорит, что "пустота" и "ничего" наполняются буддистским смыслом. Горечь из глаз ушла, переблудил он что-то внутри себя, и теперь тверд как карбид ванадия. У нас на комбинате все почему-то так говорят: "тверд как карбид ванадия", хотя ванадия отродясь не завозили, у нас тут пироксилин да хлорпикрин, да азид свинца в самом страшном случае, в остаточных количествах в развалинах третьего цеха, там еще пахнет так - ну, так.
А потом вспомнили, что у одного там из соседнего цеха день рождения. Чем старше становишься, тем это как-то труднее принимается - необходимость вот эта идти куда-то, находиться в толпе людей, улыбаться искренне и вежливо, small talk поддерживать. Унизительно это, когда хочется честно и решительно выпить и уйти обратно в себя. Унизительно.
И вот мы приготовились к этому унижению и пошли. А там зал - мест на тридцать посадочных, и двустворчатая дверь в него. И - знали бы вы, какая тихая радость сходит на человека, который осторожно створку двери этой ыть? - и сквозь неширокую щель, взрезавшую пространство, сдвигая створку и голову контрвращением, обводит, как сканером, помещение и видит, что в нем собрались - вино, водка, колбаса, виски, кола, сыр какой-то подозрительный, - а людей (тут каретка сканера доезжает до крайней позиции, а дверь распахивается уже настежь, и помещение - все, как на ладони) - людей-то в нем и нету.
Деловито вошли. Быстро разлили по на два пальца виски, пробормотали в пространство "за здоровье юбиляра". Выпили. Улыбнулись каждый внутреннему совершенству - и молча, не сговариваясь, вышли.
Отличный день рождения, я скажу, получился.
Толпа из курилки навстречу возвращалась к столу, а мы, неся в себе золото и смирну, - шли в курилку как раз.
Молчали, осторожно и нежно.

May. 18th, 2017 02:38 am
yr: (Default)
Подъезжаю к конторе на такси. Машина у человека видно, что своя - музыка хорошая, каждый шорох слышно, голос поет прямо в голове, внутри, и мир вокруг остранен немного, будто смотришь на него из слегка тонированного аквариума. Поток мыслей останавливается, ручка двери податливо проваливается под пальцами и вдруг рвется из руки, дверь распахивается настежь - и оказывается, что мы в центре шторма: между двух высоких зданий крутится столб прозрачного воздуха, мощный и растущий, и вымощенная площадь перед входом драматически, катастрофически пуста - есть машина и возле нее я, есть охранник в отдалении, есть свистящий ураган и - все. Свет серый, уши забиты ветром, сплющенный ком денег, вынутый из заднего кармана для расчета с таксистом, вдруг становится рыхлым в руке и разлетается одинокими купюрами, описывающими круги, поднимаясь вдоль стеклянной стены небоскреба - и я стою в центре, а вокруг носятся мои деньги. В голове короткий ступор - некоторые купюры уже на высоте пятого этажа, а две барражируют на уровне коленей, не решаясь взлететь, охранник смотрит с интересом, как я буду сохранять достоинство, бегая за бумажками по пустой площади на глазах обитателей всех тридцати этажей, и я решаю делать ничего - просто иду ко входу, и одежда на мне трепещет и хлопает, будто лупит меня по плечам, спине и бокам целая футбольная команда. Одна мятая сотня падает под ноги, и я поднимаю ее, как так и надо, и делаю еще несколько шагов, следя краем глаза, как вторая описывает широкий круг - я знаю, что мы встретимся у входной двери-вертушки и поэтому опять делаю ничего, просто шагаю ко входу, и даже охранник теряет интерес к шоу.
Мятая денежка пролетает мимо меня, когда из вертушки вываливается один из местных толстосумов в хорошем пиджаке и с дорогим кожаным портфелем - и этот, высунувшийся в ураган из тихого кабинета, вдруг протягивает руку и берет сто рублей из воздуха, улыбаясь неожиданно и по-детски.
Я открываю рот, который тут же забивает ветер.
Мужик делает несколько шагов, неся стольник так, будто получил - то ли знак, то ли награду за что-то, то ли обещание чего-то хорошего, то ли просто ощутив, как судьба поцеловала его теплыми губами в затылок.
Я закрываю рот, и вращающаяся дверь глотает меня.
Пара пятисотенных кружит на высоте шестого этажа.
- Когда ты становишься орудием судьбы, это стоит тебе денег и ничего не приносит взамен, - думаю я.
Потом вспоминаю короткую счастливую улыбку мужика с портфелем и думаю - ну, не то чтобы совсем ничего, просто ничего нужного.
К концу дня картина меняется.
Не расскажешь. Просто чувство, что кто-то теплыми губами поцеловал в макушку, сжал плечи и осторожно подтолкнул в спину: ну, давай. И никакого урагана больше нет на улице, и сосновый край в отдалении заливает возвращающееся в город тепло.

May. 18th, 2017 02:29 am
yr: (шкура)
Супермаркет в соседнем с ее дворе -
а впрочем, натыканы где попало,
федеральная сеть - или даже глобальная,
шире мира.
Захожу. Со света темно как в норе,
и зелень в глазах. Навстречу пара,
два обычных жлоба,
Как встречались когда-то на станциях возле тира.
А на полках - чего только нет,
и пиво тебе, и сосательные конфеты,
и хромая китайская дружба,
и пластмассовые рука и сердце,
и машина как в том кино,
и то, во что была одета
пожилая теперь актриса, сейчас-то уж бы
не позарился - а столько тогда было секса.
И про все теперь понимаешь, что - суррогат.
Даже в голову не приходит протягивать к полкам руку.
А хозяин рогат - и гордится, что он рогат,
говорит - мол, мука не мука тем, кто хочет ее,
поделом дуракам наука.
В кулаке тридцать четыре сорок мокнут, слипаясь в ком.
Я думаю о том, кто все так устроил,
Кто не жалеет сам ни о чем и ни о ком.
Выбрал, - говорит, на помине легок. - Давай в кредит утрою?
Ну или иди, поупрямься еще, балда.
Я иду в отдел желаний, убеждая себя не таять.
Там на полке есть "уехать навсегда",
Но мятого комка купюр в руке на него по-прежнему не хватает.

May. 16th, 2017 10:45 pm
yr: (clarinet)
Все же просто и должно быть просто
- да чего ж выходит так сложно,
словно леска запуталась,
за какую петлю не тяни - все безнадежнее?
С высоты моего небольшого в общем роста
я не вижу дороги почему-то, двигаюсь, как все, как положено,
вместо цели - такое чучело,
совершенно, решительно невозможное.
Рраз! - ...пидорасило половину тачки -
на работу ехал, даже правил не нарушал,
два! - жды дела не сделал,
чего обещал кому, мудила.
три сигареты осталось в пачке,
а до ночи еще как до Фудзи, ползком, не спеша,
и в голове опять заиграла
музыка, как когда она уходила.
значит, спиной не стоять к спине
на холодном свободном ветру,
значит, готовься рвать
запутавшуюся леску.
Солнце, которого нет весь день,
где-то вызолотит шпили над городом поутру,
а здесь наверху будет мокрая вата,
без чудес, все честно.
Не верь человеку,
что не может принять решения.
Просто он не хочет платить за него -
честную цену платить за него, пойми.
Дверь прикрой аккуратно, не хлопая, щель оставь
не прощания для и не для прощения -
там для этого нет никого уже,
просто пальцы не прищеми.

May. 12th, 2017 04:12 pm
yr: (Default)
Хотел забухать. Внезапно случился друг. Такое бывает, что смотришь - мудак-мудак, а после сюжет в развитии делает крюк - и вдруг понимаешь: да друг. Но вот как? А так.
Ну слушай, бывает, чего-то не понимаешь, а только отчаешься - рраз и тотчас поймешь, тут нынче отлично с отчаяньем - нежным и снежным маем, когда не погибнуть решительно невозмож...
А друг говорит: - прости, тут стряслась беда, ничо не могу. Мне в аэропорт к обеду. Закончилась жизнь - не могу, навсегда уеду, до целого понедельника навсегда -
и боль там, на дне веселых и злых зрачков.
Ай, жрать приготовлю и сяду бухать один, и буду смотреть на себя и шептать: каков, решительный и стремительный господин. И думать о тех, что не любят - меня и его.
Две дуры, а кажется, общего ничего.

May. 10th, 2017 01:00 am
yr: (искра)
друг зовет меня пить, а я не знаю, идти или не идти,
я боюсь что скажу ему - как мне хуево, вова, -
она яйца мои стальные сжала в своей горсти -
небольшой, понимаешь, изящной такой горсти -
и смеясь, раздавила нахер. ab ovo, оба.
все-таки мы с вовой были пацаны.
тертые такие чуханы такие с понтом.
а теперь с вами говорит оборотная сторона луны,
минус сто четыре, темнота, заполнившая сны,
пыль и битый камень до невидимого горизонта.
и воздуху в баллоне - три тяжелых вдоха,
выговорить: "очень. очень. плохо."

May. 3rd, 2017 11:08 am
yr: (Default)
Этика отличная наука
Если без практических задач
А задачи подлость или мука
Вовсе не решаются хоть плачь.
Ну и хватит. Над столом над рыжим
Толку грызть свой мокрый карандаш
И смотреть печально и униженно
Горе ли экзамена не сдашь
Спрятав шило под крыло глубоко
Удивляясь солнечному дню
Я иду к доске под взглядом бога
Я ему сейчас все объясню

May. 2nd, 2017 01:29 am
yr: (Default)
Она делает что-то со мной, - я какой-то конструктор лего, -
вынимает эго и крутит его в руках,
и в глазах вдруг темно, и как будто последнее лето,
мертвое эхо и сковывающий страх.
А она смеется, включает весну и возвращает его,
и мне кажется, что я снова полон собой и ей -
а потом исчезает, не оставив ничего.
Каждый из этих дней.
Кто считал их, дни эти - никто их не считал,
Я считалку придумал, но ей не говорю.
Я вообще, когда не расплавленный, то металл,
а когда расплавленный, то ну, горюю.
Население моей головы считает ей вслед,
выстроившись рядком, как сироты на утреннике,
дурацкую считалку для пользования для внутреннего,
стараются, зайцы, выглядеть веселей:
"она еще, - хором говорят - приедет
на парале-, - коверкают, - -пипеде,
да хоть на параллеле- исправляются , -пипеде
мы ее, - обещают, - не выдадим".

Apr. 24th, 2017 12:59 pm
yr: (Default)
Старые записи можно перечитывать, только вооружась досужим любопытством исследователя, забравшегося в чужую лабораторию. Тогда они могут быть если не полезны, то хотя бы небессмысленны - чужой эксперимент не продлишь, но отдельные ходы можно использовать в своих. В остальном прошлого нет - никому не нужны повторы экспериментов пятнадцатого века, а фосфор и сурьма эмоционального алхимического подвала по-прежнему ядовиты.

Apr. 19th, 2017 11:04 am
yr: (Default)
Не тебе меня спрашивать, не мне тебе отвечать - господин санитарный врач сломал печать. Ты великая степь - но и я великая степь, не тебе меня спрашивать, не смеши, опусти кастет.
...Санитарный врач и должен ломать сургуч - если время такое, что нужно согнуть судьбу, но до поры печать его бережет - он спит когда, на его открытых глазах даже снег не тает. Господин санитарный врач может, извини, кончать даже в ту, которая от весеннего ветра залетает. И ничто его не берет - ни любовь, ни горячий спирт, бешеная лиса бежит от него здоровой, оставляя белое бешенство в его крови, мертвой как гражданская оборона.
...Дело было этой зимой, снегу было мало, и сухая трава не волнами стелилась, как осенью, а трещала как целлофан - и вверх торчали сухостои-цветы с романтической блядской просинью. И по этим цветам железная саранча прорывалась ночами сквозь северные кордоны, а на звездный огонь лимиты ввели в промзоне, что в восточном уделе, плачет по ним камча. Там убили троих, двух хороших людей - девчонку и сильно пьющего и отчаянного, как я, и ребенка их. И ветер трепал ей челку среди синих сухих цветов и ковыля.
И тогда я сломал печать, и все сгорело. И ковыль, и цветы, и литые их танков траки. Там теперь даже небо цвета пепла, и под ним гуляют тьмы призраков. Враки, враки. Там теперь огромный черный такой пустырь. Мне геолог рассказывал - поле обсидиана. И под черным стеклом - кое-где иногда цветы. Девять дней в поперечнике, круглая голая рана.
А как я жив остался, сломав тогда печать - не тебе меня спрашивать, не мне тебе отвечать. Мертвые-то Земли примут меня и так. Что обиделся, стой. Да стой же ты, дурак!
Это мне пора. Ни к чему огибать углы - степи Внутренней Монголии на то и не ведают конца. Десять лет санитарной службы, джинсы там, на кордоне, небось стали мне малы - если вдруг не сожгли: отсюда мало кто возвращается.
Вот тебе высокий черный конь, наклонись в седле. Вот, держи сургуч. Дай, коню поглажу напоследок морду. Постарайся ничего не проебать на этой земле - а не то вернут на ту, как меня - к мертвым, к мертвым.
Господин санитарный врач в отставке придет с работы домой.
Бросит в угол кулек - фартук в желто-зеленых разводах.
Удивится на тонкий нестройный волчий вой
За стеной. Караоке снова вернулось в моду -
За стеной трое мертвых соседей выпили и поют
Обо всех, понимаешь, несчастных в чужом краю.
О себе, погибших в чужом краю.
Баю-баюшки, господин санитарный врач, баю.

Apr. 14th, 2017 02:23 am
yr: (Default)
Ну подумаешь, музыка играла, когда она уходила,
Юбка легкая в цветах панель мела, было лето, лето,
По стеклу, на кровь похожая, ползла темная капля гренадина,
Сердце в горле, помню, было.
А внутри для сердца крови - нету.
Вот оно всухую и давилось, билось в уши -
Ну подумаешь, - люблю, - сказала, - но с тобой не буду;
На секунду свет стал серым, звук стал глуше,
А потом закрылась дверь. Официант унес посуду.
Стала громче музыка - та, которая, когда она ушла, играла,
Бум да бум, да чудные всплыли в голову слова:
"Млекопитающее семейства нарваловых, единственный вид рода нарвалов,
С нависающим лобным бугром круглая голова,
Категория редкости три, малочисленный вид".
И слушало сердце, как весь океан болит.

Apr. 12th, 2017 10:52 am
yr: (иванова)
Сигареты всегда кончаются невовремя, и вместо того, чтобы спокойно просыпаться дома, приходится накинуть старую, похожую на засаленный ватник куртку и шагать к ближнему ларьку - и опыт этот настолько расходится с обыденным (в сумке всегда есть запас курева, а даже если и нет - можно пройтись с ревизией по карманам остальных курток и насобирать мятых початых пачек, а заодно и мелких денег) - опыт этот настолько нов и выбивается из ежедневного, что вдруг обнаруживаешь время года, и наглый налитый вскрывающейся весной воздух, и серенький дождь, и внутреннее идеальное соответствие этому дождю, встающую до неба прозрачной стеной границу раздела между я не знаю как жить дальше и я не знаю, как можно было бы дальше не жить.
Внутренний колдун немедленно присваивает это погодное совпадение, это эмоциональное всемогущество себе - на несколько десятков шагов, пока я иду и со мной идет дождь, на фоне утрамбованного песка дорожки падающие капли идеально круглы, каждая несет в себе опалесцирующий свет разведенного водой молока, и каждая исчезает, делая мир вокруг только мокрее и уютнее - для того, что у меня внутри, ровно такой уют и нужен, думаю я, только такой и.
Продавщица в ларьке смотрит, щурясь, в лицо, очень внимательно (в этом состоянии вообще всякий акт взаимодействия с людьми наполняется знаками и смыслами и становится страшно глубоким - но привычку все разгадывать нельзя выключить: у меня за спиной дверь в магазинчик, и на ее фоне я - темное пятно знакомых очертаний, а девица, судя по всему, близорука), кивает и приносит блок сигарет, и я с удивлением отмечаю, что они опять подорожали - а это значит, что мимо опять просвистел, не задев меня, какой-то приличный кусок жизни, думай о нем хоть в акцизной логике министерства финансов, хоть в ностальгическом ключе скоротечности жизни.
Когда я поворачиваюсь к светлому пятну у себя за спиной, никакой весны там уже нет: картинку формирует темный тоннель районного магаза, где в бурой темноте старой живописи тянутся к свету горлышки бутылок, груды хлеба, неуместным пятном светится экран платежного терминала, а у границ открытой на улицу двери, где блики на предметах сливаются с заполняющим весь дверной проем отчаянным утренним серо-синим светом, все стремительно меркнет, пока диафрагма глаза отрабатывает навалившийся поток фотонов - и, когда магазинное нутро окончательно гаснет, а в проеме возникает резкость, становится видно, что дождь кончился и вместо него посеревшую улицу стремительно сечет крупными хлопьями снега.
Доброе утро, негодяи.

Tags

Custom Text

Page generated Jul. 25th, 2017 02:53 pm
Powered by Dreamwidth Studios