Apr. 19th, 2017 11:04 am
yr: (Default)
[personal profile] yr
Не тебе меня спрашивать, не мне тебе отвечать - господин санитарный врач сломал печать. Ты великая степь - но и я великая степь, не тебе меня спрашивать, не смеши, опусти кастет.
...Санитарный врач и должен ломать сургуч - если время такое, что нужно согнуть судьбу, но до поры печать его бережет - он спит когда, на его открытых глазах даже снег не тает. Господин санитарный врач может, извини, кончать даже в ту, которая от весеннего ветра залетает. И ничто его не берет - ни любовь, ни горячий спирт, бешеная лиса бежит от него здоровой, оставляя белое бешенство в его крови, мертвой как гражданская оборона.
...Дело было этой зимой, снегу было мало, и сухая трава не волнами стелилась, как осенью, а трещала как целлофан - и вверх торчали сухостои-цветы с романтической блядской просинью. И по этим цветам железная саранча прорывалась ночами сквозь северные кордоны, а на звездный огонь лимиты ввели в промзоне, что в восточном уделе, плачет по ним камча. Там убили троих, двух хороших людей - девчонку и сильно пьющего и отчаянного, как я, и ребенка их. И ветер трепал ей челку среди синих сухих цветов и ковыля.
И тогда я сломал печать, и все сгорело. И ковыль, и цветы, и литые их танков траки. Там теперь даже небо цвета пепла, и под ним гуляют тьмы призраков. Враки, враки. Там теперь огромный черный такой пустырь. Мне геолог рассказывал - поле обсидиана. И под черным стеклом - кое-где иногда цветы. Девять дней в поперечнике, круглая голая рана.
А как я жив остался, сломав тогда печать - не тебе меня спрашивать, не мне тебе отвечать. Мертвые-то Земли примут меня и так. Что обиделся, стой. Да стой же ты, дурак!
Это мне пора. Ни к чему огибать углы - степи Внутренней Монголии на то и не ведают конца. Десять лет санитарной службы, джинсы там, на кордоне, небось стали мне малы - если вдруг не сожгли: отсюда мало кто возвращается.
Вот тебе высокий черный конь, наклонись в седле. Вот, держи сургуч. Дай, коню поглажу напоследок морду. Постарайся ничего не проебать на этой земле - а не то вернут на ту, как меня - к мертвым, к мертвым.
Господин санитарный врач в отставке придет с работы домой.
Бросит в угол кулек - фартук в желто-зеленых разводах.
Удивится на тонкий нестройный волчий вой
За стеной. Караоке снова вернулось в моду -
За стеной трое мертвых соседей выпили и поют
Обо всех, понимаешь, несчастных в чужом краю.
О себе, погибших в чужом краю.
Баю-баюшки, господин санитарный врач, баю.

Tags

Custom Text

Page generated Jul. 22nd, 2017 02:50 pm
Powered by Dreamwidth Studios