Mar. 22nd, 2017

Mar. 22nd, 2017 09:22 pm
yr: (Default)
Мы курили за школой сколько там лет назад,
И ходила среди подростков такая байка -
Если сдать в аптеку сигаретного пепла банку,
(Здесь рассказчик смешно округлял глаза),

Денег будет - четыре раза купить мечту
И на сдачу дадут вишневый швейцарский ножик.
И шагай, как вон тот довольный собой прохожий,
Сигаретным пунктиром наметывая темноту.

В окружении английского кирпича ли,
Русской глины, татарского ли песка
Я хотел, чтобы ты утолила мои печали,
Чтобы делась куда-то сосущая эта тоска,

Чтобы ты засыпала, как будто в моей горсти.
Чтобы ты улыбалась, еще не проснувшись толком.
Нынче ночь, и мое отражение смотрит волком
В яме зеркала в ванной, и хочется отойти.

Никуда не делись ни вересковые поля,
Ни испанское солнце, ни соленые камни у моря,
Ни июльская вишня, ни сибирская конопля
Вдоль седого, как я, рассохшегося забора.

Но копился неслышно стеклянный внутри объем,
Если куришь свои. Не считается, что стреляешь.
Это было даже не то чтоб совсем вранье,
Банка чистого пепла действительно многое позволяет.

Не моргнуть от удара женщины по щеке ли.
Отдавать ли, хотя понимаешь, что не вернут.
Улыбаться беспечно, когда известно - на самом деле
На улыбки осталось не более двух минут.

Ну, все то, за что я подростком продал бы душу.
Жаль, что сгинул в карманах вишневый швейцарский нож.
И осталось одно, чего и за пепел не купишь,
А оно-то и нужно,
Которого нет,
одно.

Валидолу бы.
Чтобы сердце не так стучало.
О песке не думать, и особенно о глине.
Чтобы ты утолила мои печали,
Чтоб пришли и пять минут бы не уходили -

Воля добрая.
Знакомой радужки чистый свет.
Чтобы в тьму ночную протянутая рука
Валидол отыскала.
Заснуть под шепот, что смерти нет,
не дослушав до уточняющего "пока".

Tags

Custom Text

Page generated Sep. 19th, 2017 11:44 am
Powered by Dreamwidth Studios