May. 18th, 2017

May. 18th, 2017 02:29 am
yr: (шкура)
Супермаркет в соседнем с ее дворе -
а впрочем, натыканы где попало,
федеральная сеть - или даже глобальная,
шире мира.
Захожу. Со света темно как в норе,
и зелень в глазах. Навстречу пара,
два обычных жлоба,
Как встречались когда-то на станциях возле тира.
А на полках - чего только нет,
и пиво тебе, и сосательные конфеты,
и хромая китайская дружба,
и пластмассовые рука и сердце,
и машина как в том кино,
и то, во что была одета
пожилая теперь актриса, сейчас-то уж бы
не позарился - а столько тогда было секса.
И про все теперь понимаешь, что - суррогат.
Даже в голову не приходит протягивать к полкам руку.
А хозяин рогат - и гордится, что он рогат,
говорит - мол, мука не мука тем, кто хочет ее,
поделом дуракам наука.
В кулаке тридцать четыре сорок мокнут, слипаясь в ком.
Я думаю о том, кто все так устроил,
Кто не жалеет сам ни о чем и ни о ком.
Выбрал, - говорит, на помине легок. - Давай в кредит утрою?
Ну или иди, поупрямься еще, балда.
Я иду в отдел желаний, убеждая себя не таять.
Там на полке есть "уехать навсегда",
Но мятого комка купюр в руке на него по-прежнему не хватает.

May. 18th, 2017 02:38 am
yr: (Default)
Подъезжаю к конторе на такси. Машина у человека видно, что своя - музыка хорошая, каждый шорох слышно, голос поет прямо в голове, внутри, и мир вокруг остранен немного, будто смотришь на него из слегка тонированного аквариума. Поток мыслей останавливается, ручка двери податливо проваливается под пальцами и вдруг рвется из руки, дверь распахивается настежь - и оказывается, что мы в центре шторма: между двух высоких зданий крутится столб прозрачного воздуха, мощный и растущий, и вымощенная площадь перед входом драматически, катастрофически пуста - есть машина и возле нее я, есть охранник в отдалении, есть свистящий ураган и - все. Свет серый, уши забиты ветром, сплющенный ком денег, вынутый из заднего кармана для расчета с таксистом, вдруг становится рыхлым в руке и разлетается одинокими купюрами, описывающими круги, поднимаясь вдоль стеклянной стены небоскреба - и я стою в центре, а вокруг носятся мои деньги. В голове короткий ступор - некоторые купюры уже на высоте пятого этажа, а две барражируют на уровне коленей, не решаясь взлететь, охранник смотрит с интересом, как я буду сохранять достоинство, бегая за бумажками по пустой площади на глазах обитателей всех тридцати этажей, и я решаю делать ничего - просто иду ко входу, и одежда на мне трепещет и хлопает, будто лупит меня по плечам, спине и бокам целая футбольная команда. Одна мятая сотня падает под ноги, и я поднимаю ее, как так и надо, и делаю еще несколько шагов, следя краем глаза, как вторая описывает широкий круг - я знаю, что мы встретимся у входной двери-вертушки и поэтому опять делаю ничего, просто шагаю ко входу, и даже охранник теряет интерес к шоу.
Мятая денежка пролетает мимо меня, когда из вертушки вываливается один из местных толстосумов в хорошем пиджаке и с дорогим кожаным портфелем - и этот, высунувшийся в ураган из тихого кабинета, вдруг протягивает руку и берет сто рублей из воздуха, улыбаясь неожиданно и по-детски.
Я открываю рот, который тут же забивает ветер.
Мужик делает несколько шагов, неся стольник так, будто получил - то ли знак, то ли награду за что-то, то ли обещание чего-то хорошего, то ли просто ощутив, как судьба поцеловала его теплыми губами в затылок.
Я закрываю рот, и вращающаяся дверь глотает меня.
Пара пятисотенных кружит на высоте шестого этажа.
- Когда ты становишься орудием судьбы, это стоит тебе денег и ничего не приносит взамен, - думаю я.
Потом вспоминаю короткую счастливую улыбку мужика с портфелем и думаю - ну, не то чтобы совсем ничего, просто ничего нужного.
К концу дня картина меняется.
Не расскажешь. Просто чувство, что кто-то теплыми губами поцеловал в макушку, сжал плечи и осторожно подтолкнул в спину: ну, давай. И никакого урагана больше нет на улице, и сосновый край в отдалении заливает возвращающееся в город тепло.

Tags

Custom Text

Page generated Jul. 22nd, 2017 02:49 pm
Powered by Dreamwidth Studios