Apr. 12th, 2017 10:52 am
yr: (иванова)
Сигареты всегда кончаются невовремя, и вместо того, чтобы спокойно просыпаться дома, приходится накинуть старую, похожую на засаленный ватник куртку и шагать к ближнему ларьку - и опыт этот настолько расходится с обыденным (в сумке всегда есть запас курева, а даже если и нет - можно пройтись с ревизией по карманам остальных курток и насобирать мятых початых пачек, а заодно и мелких денег) - опыт этот настолько нов и выбивается из ежедневного, что вдруг обнаруживаешь время года, и наглый налитый вскрывающейся весной воздух, и серенький дождь, и внутреннее идеальное соответствие этому дождю, встающую до неба прозрачной стеной границу раздела между я не знаю как жить дальше и я не знаю, как можно было бы дальше не жить.
Внутренний колдун немедленно присваивает это погодное совпадение, это эмоциональное всемогущество себе - на несколько десятков шагов, пока я иду и со мной идет дождь, на фоне утрамбованного песка дорожки падающие капли идеально круглы, каждая несет в себе опалесцирующий свет разведенного водой молока, и каждая исчезает, делая мир вокруг только мокрее и уютнее - для того, что у меня внутри, ровно такой уют и нужен, думаю я, только такой и.
Продавщица в ларьке смотрит, щурясь, в лицо, очень внимательно (в этом состоянии вообще всякий акт взаимодействия с людьми наполняется знаками и смыслами и становится страшно глубоким - но привычку все разгадывать нельзя выключить: у меня за спиной дверь в магазинчик, и на ее фоне я - темное пятно знакомых очертаний, а девица, судя по всему, близорука), кивает и приносит блок сигарет, и я с удивлением отмечаю, что они опять подорожали - а это значит, что мимо опять просвистел, не задев меня, какой-то приличный кусок жизни, думай о нем хоть в акцизной логике министерства финансов, хоть в ностальгическом ключе скоротечности жизни.
Когда я поворачиваюсь к светлому пятну у себя за спиной, никакой весны там уже нет: картинку формирует темный тоннель районного магаза, где в бурой темноте старой живописи тянутся к свету горлышки бутылок, груды хлеба, неуместным пятном светится экран платежного терминала, а у границ открытой на улицу двери, где блики на предметах сливаются с заполняющим весь дверной проем отчаянным утренним серо-синим светом, все стремительно меркнет, пока диафрагма глаза отрабатывает навалившийся поток фотонов - и, когда магазинное нутро окончательно гаснет, а в проеме возникает резкость, становится видно, что дождь кончился и вместо него посеревшую улицу стремительно сечет крупными хлопьями снега.
Доброе утро, негодяи.

Mar. 24th, 2016 02:20 pm
yr: (искра)
Зря я вчера на работе горьким от впитанного за день никотина и кофе ртом пообещал Лешке:
- А потом мы станем котятами и убежим!
Я думал, его хоть паралич разобъет от удивления, а он просто согласился буднично и все - и стал длинно и спутанно рассказывать, как ему иногда хочется свернуться клубком и чтобы все.
В результате ночью я снился себе в образе котенка. Нескладного большеголового котенка. Самое обидное было, что я почему-то видел себя со стороны и активно себе не нравился - не котенок, а какая-то нелепость, дрищ горбатый. Лапы были большие, локти тощие и колючие, а пятна на боках коричневые и синие. Идиотское сочетание цветов, с которым ничего не поделаешь, такое оно навсегда.
Спас будильник.
Выгоняя из головы остатки сна, я лежал и думал, что из всех живых существ мне, наверное, больше всего нравятся будильники - они всегда выручают в трудную минуту и с ними легко дружить.

Mar. 11th, 2016 02:19 pm
yr: (папка)
Лежу пластом, выходной, болею. В соседней комнате чем-то мирно шуршит дотч, гений эпизода.
- Ты чего там, - говорю, - шуршишь?
- Я, - отвечает, - решила убраться у себя…
- В комнате, - заканчиваю мысленно. Ага, не тут-то было.
- …на столе.
Реальные, значит, задачи перед собой ставит. Ладно. Минут через десять выползаю на кухню. У холодильника встречаю дотч. В руках - примерно одна шестая довольно большой шоколадки, только что принесенная из своей комнаты.
- Это, - спрашиваю язвительно, - у тебя што?
- Это? - говорит, заворачивая остаток в фольгу и запихивая в холодильник. - Это мне подарили на днях.
- Умгу. И?
- Ну и я делилась... с собой. Немного.
Уже я и завтрак съел, и лег обратно, а нет-нет, да и разберет.
Солнце слепит южные мои окна, пахнет весенней водой и пылью, и сердце просит чего-то такого. Трудные были последние дни, так что даже и лежать теперь тяжело. Хочется чем-нибудь поделиться с собой немного, так, чтобы дыхание замирало и солнечные пятна на изнанке век заливали все вокруг теплым красным светом.
- Пап, хватит ржать, - кричит из своей комнаты.
- Я, - говорю, - просто радую себя немного, потерпи. Просто радую себя немного.

Jun. 27th, 2015 03:17 pm
yr: (protesteur)
Не с кем больше поговорить:
кто дружил, ушел, кто любил - сказал не могу,
горе горькое обняло и лелеет,
и внутри уже не горит, но проваливаясь, тлеет
и шипит, как костер, разведенный от глупости на снегу.
Не с кем больше играть: разве что сам с собой -
незнакомую девку раздень, мужика - ограбь.
Слышно дудочку, блядский крысиный гобой,
гавань рядом и пахнущий смертью корабль.
Спинки серые, братия во грехе,
посмотрите - да што ж они с нами делают...
Но глаза у соседей в потоке от страха белые,
как луна, отражающаяся в реке.
А корабль - неопрятная жесть и горелый жир,
весь в каких-то обрывках, в старом чужом шмотье,
но зудит тростник - отправка, отъезд, отъезд -
не опаздывай, не опаздывай, пассажир.
Я всегда был любитель коротких окольных троп,
но по сути слышал все тот же мертвящий зов,
а теперь - а теперь обнимаю себя, как труп,
не с кем больше играть, ни опасностей, ни призов.
Только серая лента, кончающаяся в воде.
И растущая спешка, нет времени, суета.
Блядь, в простой смске - привет, ты где? -
Интонация выговаривается не та.
***
Я сейчас развернусь и пойду
Не назад, не вперед, а вбок.
Буду бить, а если понадобится, давить.
Видит бог, никакого бога нет, видит бог.
Только страх в отдающей мочой крови.
Да и ты меня бей - бей с оттягом с ноги в живот,
Бей открыто и зло, роняя все со стола,
Боль - оборотная сторона всего, что живет.
Поняла? Бей, раз поняла.
Гони машину по центру, на светофорах не тормозя,
юшку размазывай по лицу,
все на свете мне можно, только ссать нельзя,
Не давай мне бояться, подлецу.
Не жалей, пускай скула огнем горит,
Победила - бесстыдно и зло кричи ура.
И тогда со мной станет можно говорить.
Тогда со мной станет можно играть.

Jun. 7th, 2015 01:42 pm
yr: (protesteur)
Воздух в кабинете сгустился до плотности поролона, но нет сил открыть окно - да и за окном июньское пекло и ни малейшего движения. Пока идешь от машины до крыльца - как будто надели на голову плотно сидящий медный таз и греют его неслышно ревущей паяльной лампой. Сидел на совещании и на обороте собственных бумажек выводил каллиграфически ровными буквами: такого похмелья у меня не было очено давнооооооооо. Если сложить из этих слов кособокий домик, то давноооооо превращается в дымовую трубу, как ее рисуют дети - и ооооо, разматываясь кольцами, дымом улетает в белое бумажное небо, - и панки играют на церковном органе, и земля смердит до самых звезд, и я улыбаюсь сам себе тихо и бессильно, оттого что ничего не могу больше.

Apr. 16th, 2015 10:34 am
yr: (protesteur)
Очередной раз убедился в том, что если кто-то говорит: ты что думаешь, мы тут такой-то ерундой занимаемся, в таких-то обстоятельствах? - то преамбулу до слова "мы" можно смело опускать, они там именно ей и заняты, и обстоятельства описывают весьма точно.
Они там что думают, я тут идиотом работаю, развесив уши и с надеждой глядя на людей?

Mar. 17th, 2015 01:41 pm
yr: (protesteur)
Люди вообще смешные, кстати.
Был двор, дорога вдоль дома и тротуар. Машины ставили по обеим сторонам дороги, наполовину на тротуаре, граждане ходили посередине, между, а встреча машину, страшно махали на нее авоськами: у, проклятущая. Потом администрация в городе сменилась, наскочила, поставила вдоль тротуара заборчик из труб толщиной в руку: не ездите, машины, на тротуар. Владельцы машин поматерились, но с трубой не поспоришь, корячатся кто как может, тротуарчик пуст и просторен - ходи не хочу.
А граждане как дефилировали посередине дороги, так и продолжают. Специально сейчас смотрел - из пяти, вышедших из подъезда, пять чинно выруливают ровно на осевую фарватера. Стоит бабка с жучкой, за спиной ее трактор с ковшом дизелем колотит - стекла дрожат, жучка с поводка рвется, оставляя на асфальте глубокие борозды от когтей - а бабка трактор в упор не замечает, стоит на своем, как чугунная.
Когда я стану главой Верховного суда, я специальный состав введу в ст.105 УК - убийство тракторным ковшом, вообще никак не карается. И еще, не забыть, переход улицы вдоль приравнять к самоубийству и зима чтобы не длиннее трех месяцев.

May. 15th, 2014 03:05 am
yr: (clarinet)
Я тут как-то на работу утром собирался. Жара, солнце, а как работаю я упырем, я в машину сажусь, когда дотч из школы возвращается. Бывает, что и буквально - стою у открытой двери бежевого чудовища, а она из школы идет, рюкзак наперекосяк, как будто в него краденые кирпичи в темноте пихали, и говорит: доброе утро, папка, какой-то ты мятый.
А у самой ноги в полосатых колготках, и полосы малиновые и черные и желтые, что тропическая рыба.
А тот день я проснулся рано и случилась со мной бодрость. Никто ж не новый, откроешь глаза и думаешь: нахер я вчера вторую серию подряд смотрел? Это я английский учу, смотрю кино по-ихнему, с понтом, что все понимаю. Конечно, психология, никто ж не новый, после полусотни серий все понимаешь по выражениям лиц, ты ж этих подонков лучше родни уже знаешь. Проснулся и стал я зарядку делать, раз бодрость - сопел и кувыркался и приседал даже, и как-то странно чувствовал паркетины босыми ногами. Так еще было когда мы на реке позапозатем летом жили, где гроза еще и дождь падал между сосен непрерывными веревками, и молнии херачили, будто над кронами война в прямом эфире и веревки эти синие в свете молний были чисто с десантного вертолета свешенные - ты стоишь, а они в стробоскопе разрядов - змеятся.
Я там две недели вообще босиком проходил. Так-то я брезгливый и живую ногу куда совать не стану, а там как-то можно было. Еще помню, как одолели речной обрыв, метров сорок, а на нем лес грядкой, мшаник, бурелом. И я обычно вот - а ну там змея, улитка какая, гриб трухлявый, сучок острый, хромай потом, а тут вдруг понимаю, что километров десять отшагал босой и ничего. Это, - я себе тогда сказал, - земля тебя зовет, старый ты. Тянет.
Вот и тем утром - стою босой на паркете дубовом и чувствую - вот как тогда. Может, конечно, и не тянет еще, а просто - носит меня земля. Ну, не объяснишь. Очень такое ощущение. Земное, и летящее, и свободное.
А солнце мое упырское только встало, час дня. Я думаю - дай рубашку красивую надену, на меня может две девки независимо украдкой поглядывать стали в упырне нашей, с ними всегда так, если начнут смотреть, так две и так чтобы не выбрать. А рубашку - синюю, с перламутровыми пуговицами, как у элвиса. Шасть в шкаф, а там дуда моя стоит, кларнет, лекарство от пневмонии, пять тыщ отдал за него. Черный, шершавый, и хром блестит, даром что пыльный, три месяца небось не дудел.
И провал.
Кларнет такая штука, что ее руками помнишь, не головой. Руками и сердцем еще, и позвоночником. Помню только, что стою я, играю сам себе "каким ты был, таким ты и остался", и только доиграю фразу - надо новую начать. И еще одну, недолго же. А время на часах уже половину четвертого миновало. И еще одну.
Опоздал, конечно, пиздец.
Все смотрело на меня с укоризной на работе. И абордажные крючья, и мясокрутка, и вот это еще, такого и слова в русском языке нет, но мучительное. И девки отвернулись от моей рубашки, я ее помню, снял даже и поразился - какая она некрасивая, повесил на спинку, влез - есть у меня там - в кофту с капюшоном и полдня так и ходил, сокрыт от мира.
У меня привычка есть - время от времени самому с собой разговаривать. Не вслух, а так, спросить строго: помнишь еще, мол, что ты не для упырни живешь на свете, а для себя? Для, эээ, радости. Такой вопрос, к самому себе обращенный, он шокирующее действие оказывает, если кто в полдень из дому, а в полночь дома. Навроде холодного душа и прочей незамысловатой психостимуляции. Я одного знаю, он себя за ухо дергает, чтобы слезы из глаз, сразу чувствует себя живым, у человека должно быть что-то больше него. Я думаю, у него истинное ухо, как крыло у летучей мыши. В него если завернуться, можно перезимовать в Нанте, или в Хельсинки весной ночевать.
Для, говорю, радости живешь.
И сразу - ощущение половиц под ногами, и мха пружинистого, такого, бело-зеленого, в котором таятся хрупкие трухлявые ветки, и как я у двери стою, а дотч идет и смеется надо мной, старой ящерицей, и как я на кларнете играю и остановиться не могу.
Ну и подумаешь, пиздец, опоздал.
Зато как крючьями потом работал.
Осмысленно, яростно, холодно.
Как будто отомстить кому-то за что хотел.
Так, в кофте, с работы и ушел.

Jan. 25th, 2014 11:17 am
yr: (clarinet)

В брутальном субаровском автосервисе - все как я люблю, хороший инструмент, емкие слова, несуетные механики, ровный утренний шум, толчея у кофейника. Волны холода от то и дело открываемых ворот - на улице минус двадцать, и когда загоняют тачку в цех, от мокрого пола там, где мойка на въезде, поднимаются, как над тайгой после дождя, косые клочья тумана. В глубине - хирургической чистоты туалет, кафель, зеркало и в настенном держателе - рулон дорогой туалетной бумаги. С тиснеными на нежном щенками.

Dec. 31st, 2012 10:59 am
yr: (иванова)


, извините.
Ужасно хорошо, что все вы есть.
С наступающим :)




Jan. 18th, 2012 01:17 pm
yr: (искра)
Я вчера получил почту - письмо, обычный пресс-релиз, такая-то компания сделала то-то и то-то, это очень важно, с нами можно связаться по телефону, мы готовы дать вам поговорить даже с нашим вице-президентом. Такие письма приходят, сказали бы раньше, пачками. Обычно отправители понимают, что никому это не важно, звонить никто не будет - а если и позвонишь вдруг, окажется, что вице-президент вот как назло вчера улетел в Люксембург. Ну, просто у пресс-службы такая работа, надо отправить стопицот релизов, а со стопицот первого дадут премию и отметят.
Подписано письмо было знакомым именем. Ну то есть и имя знакомое, и фамилия - простая, да непростая русская фамилия. На Старой площади такие встречаются. И я подумал, что вряд ли же это та же молодая женщина, что я знаю, носит это имя и эту несложную фамилию. Наверное, тезка, и наверное, у нее кривые ноги, трое детей, угрюмый муж и собака.
Я открыл новое окно, забил имя и фамилию в окошко поисковика, выбрал вкладку "картинки", нажал энтер. Мне зачем-то нужно было увидеть человека, который присылает мне в почту ничего не значащие письма, адресованные никому. Мне зачем-то нужно было кивнуть монитору, обнаружив в выдаче: такая-то, с 2009-го менеджер такой-то компании - и картинку с кривыми ногами или нарочитой, как у сотрудниц ОВД, косметикой на усталом лице.
Ничего не произошло.
Поисковик не знал такого человека.
Компанию я искать не стал. Во-первых, я ее знаю, дрянь компания, а во-вторых, компания никак не сможет оказаться сногсшибательной красоткой, какой была тезка отправительницы, которую я когда-то знал. Никак. Даже чудом. И никак, даже чудом, у нее не может быть кривых ног, мужа и даже самой завалящей собаки.
Да и я не люблю собак.

Dec. 29th, 2011 01:33 pm
yr: (папка)
- Осколки, - говорю, - девичьих сердец хрустят у меня под ногами!
- Папа?
- М?
- Что это ты такое поешь?
- Может я сам сочинил.
- Не ври. Я знаю, что это не ты.
- Почему? - обижаюсь.
- Потому! Это - поэзия. Это Пушкин мог бы сочинить. Лермонтов. А твой уровень - это "на меня надвигается по стене таракан".
Вот тебе, бабушка, и Юрьев день. Дождались.

Dec. 4th, 2011 03:28 pm
yr: (Default)
вот они муки выбора
позавтракать или пообедать
и как тут осуществить протестное голосование?

Sep. 19th, 2011 07:18 pm
yr: (Default)
В почте увидел рекламу, состоящую из одного слова:
- Дубай!
Первое движение души:
- Я не уме-е-ею!

Sep. 2nd, 2011 03:16 pm
yr: (remingtone)
Пошел в буфет унять тоску.
За соседним столиком разбит цветник из двадцатипятилетних девиц. Одна (Алиса в стране чудес, темные волосы, тяжеловатая нижняя половина лица, которую искупает присущее этому типажу очарование) рассказывает:
- Он, ну. Нет, он веселый, и с ним интересно, и он очень хорошо ко мне относится. М? Ему сорок лет...
Мне через три года тоже станет сорок лет.
Я пытаюсь представить себе, что она рассказывает вот так, подружкам, за ланчем, обо мне - и у меня не получается.

Apr. 15th, 2011 02:21 pm
yr: (дворнег)
Не только вокруг разучился смотреть, но ведь и на себя. Только что умывался, а в голове крутится какая-то Монголия. Причем тут - думаю - Монголия, какая такая Монголия? Кафель, вода, рожа опять небритая. Букв никаких вроде окрест - и не читал ничего такого. Как максимум - баллон с пеной для бритья - так ведь на нем по-казахски инструкция, балалардан устаныз керек.
А потом смотрю - на мне буквы. Неопределенно-черная, цвета отработанного машинного масла, хламида, а на ней тонкий такой, еле видный рисуночек. Когда покупал еще - полгода назад, в финской АССР - помню, подумал: какой хороший мудак ее расписывал, болотно-зеленый на темном и не видно почти. Вышел на свет, стал смотреть:
- щит, значится, посередине. Геральдический. На нем - коровий череп, с оттакимиота рогаме. Щит держат два рыцаря, в доспехах, оснащенные луками. Поверх - полуразвернутый свиток с девизом. Девиз - на несуществующем в природе языке с закосом под арабскую вязь, как могли бы ее нарисовать слепые дети из школы-интерната по тщательной инструкции Минобрнауки для 4 класса. Вокруг очень мудацкие орнаменты, и сверху над всем этим надпись: "MONGOLIA 68". А снизу - подпись: SUPERIOR QUALITY.
Все-таки хорошая штука жизнь. Эксперты культурные дизайнеров накуривают, фэшн-консультантам платят купецкие тыщи, а ты по уебанству своему вековечному случайно укупишь за 32 евро выходной костюм, в котором даже на премию ника не стыдно пойти - и спишь в нем со сломанной ногой.
Пятнадцатое апреля, Нечаянной радости пятница.

Apr. 15th, 2011 12:23 pm
yr: (палка)
"И.И.Сечин: Уважаемый Владимир Владимирович! Действительно, переселению из районов Крайнего Севера, из Республики Коми подлежат 133 вдовы.
В.В.Путин: 136, по моим данным.
И.И.Сечин: Уточним." (пруфлинк).
По-моему, на Крайнем Севере на днях овдовеют три несчастные женщины.

Mar. 29th, 2011 02:55 pm
yr: (иванова)
Зима вернулась - горы пробило белым, в небе ходят снеговые тучи, между которыми вдруг возникают пугающе высокие колодцы, достающие до морозной синевы небес. Осеннее совершенно ощущение, когда желтое, бурое, потом бурое и серое, тянет, тянет за душу - и однажды утром обрывается веселым морозцем и яростной синевой в небе, циническим все, теперь точно - все умрем, зима пришла надолго. Кот спит, засунув под себя лапки в белых перчатках.
Смирение мое тем временем достигло неизведанных пределов, за которыми только рвота, судороги (корчи) и смерть. Еще вчера, засыпая, я представлял себе, как вскочу ночью - тревога, земле- ли трясение, пожар? - выскочу из дома осовелый, ну там, веселые зарева по неровному горизонту, а костыли-то забыл! и ноги ослабеют и подогнутся, и вернуться уже будет нельзя.
Точно скоро каких-нибудь глупостей натворю, верный признак - катастрофическое сознание.

Mar. 25th, 2011 01:32 pm
yr: (дворнег)
На улице ручьи и настоящая сибирская весна - на южных склонах сопок сошел снег, по асфальту с солнечной стороны выползают прозрачные ручьи, застывая в тени синими ледяными лужами; в магазин канает гражданка, впервые в сезоне надевшая красное пальто - даже если бы она не принимала позу гордого пингвина, пальто такое красное, что сразу понятно: первый день надела, в позавчерашней еще серости встречные ослепли бы от такого - вырвиглаз - цвета, а теперь - ничего, может и покатились бы глаза собачьи золотыми звездами в снег, да поди его найди теперь.
Много читал с утра, потом разговаривал с телефоном. Сначала телефон меня удивил - как я узнал, многие до сих пор питают иллюзию, что по телефону главного-то не скажешь, а поэтому чо в него и шуметь. Интересно, на заре AT&T знали ли они, что и через сто лет люди будут встречаться лично, чтобы поговорить о главном? Потом сообразил - сколько ведь раз доверял я главное телефону, и ничего. А нежелание это делать маскирует отсутствие предмета для разговора, и тогда я сказал себе: покуда не предложит мне какой-нибудь несчастный Кадоген Уэст купить чертежи подводной лодки Брюса-Партингтона, да не произнесу я более словосочетания "не телефонный разговор" - и сам не произнесу, и на личную встречу, этим словосочетанием обусловленную, не пойду. Что я, клоун?
И так мне светло и радостно стало оттого, что я не клоун, что суббота наступила у меня на полсуток ранее астрономического срока, и увидел я, что это хорошо. Вот, лег и лежу. Готовлюсь. Сейчас только последнюю точку поставлю, и точка.
Точка, блядь.

Tags

Custom Text

Page generated Jul. 22nd, 2017 02:49 pm
Powered by Dreamwidth Studios