Nov. 19th, 2008 11:56 pm
yr: (Default)
Большой дороге - день большого жестянщика.

Image

Автобус Москва-Тула, 60 км от МКАД, 2 часа назад.


Результат - несколько "скорых" в сторону Москвы, двухкилометровая пробка. Всего на 100 км. дороги - автобус на боку, Зил-130 на боку + задеты 2 панелевоза и 5 легковых веером по кюветам, + 22 легковых (в основном парные аварии, "догон").

Берегите себя.

Oct. 16th, 2008 11:26 am
yr: (искра)
Песня про "на тебе сошелся клином белый свет" - очень богата на версии.
Сто дождей пройдет над миром, сто порош
Сто дождей пройдет над миром, сто порош
Сто дождей пройдет над миром, сто порош
А потом ты заболеешь и умрешь.

Oct. 15th, 2008 12:46 pm
yr: (искра)
Утром в машине я опять пел:
Я могла бы побежать за поворот.
Я могла бы побежать за поворот.
Я могла бы побежать за поворот.
А могла бы побежать нао-бо-рот!
yr: (дворнег)
Там грузовик на днях своротил дорожный знак, оповещавщий прохожего и проезжего, что те покидают пределы деревни Закаты. Упавший белый прямоугольник о двух железных ногах с надписью "Закаты", перечеркнутой широкой красной полосой, тут же уволокли в чермет местные жители, и теперь тянется до горизонта двухполоска, по которой как ни гони - не разгонишься выше шестидесяти верст, а когда придавишь железку - на спидометре появляется предупреждающая надпись: Invalid markup in entry. Owner must fix manually.
И солнце никак не падает за горизонт.

Jul. 5th, 2008 11:32 am
yr: (а?)
- Смотри, - говорю, - смотри!
- Чего?
- Некоторые люди, когда со светофора трогаются - у них такое лицо, будто они на педали дыркой от попы нажимают.
- А глаза генеральские при этом.
- Это чтобы никто не догадался.

Jul. 4th, 2008 12:33 am
yr: (Default)
Я ее подвожу. Я ее люблю, она меня нет. Солнце высушило воздух в машине, воздуха нет, и только открытые стекла, как форштевень ломоть волны, отрезают от наружного ветра два пласта сочной, чуть сырой после грозы атмосферы.
Мы молчим.
Мы молчим уже минут двадцать, и я вдруг слышу, что в салоне играет музыка, придушенная до не мешающей говорить громкости и заваленная сверху грохотом самосвала справа и железным шелестом мотора свежей "Мазды" слева.
Ну и я руку протягиваю (она смотрит перед собой, там грузовик, и он перевозит сваю, но я вижу краем глаза полосатый, красно-белый квадрат на ее конце, я держу дистанцию) - протягиваю и поворачиваю черный обрезиненный верньер. Музыка начинает быть - сама по себе, никому.
И тогда я делаю так: я нажимаю скип, перепрыгивая со второй на четвертую в третьей папке, и смотрю на сваю впереди. Диск коротко посвистывает и начинает разворачивать скрученную в файл историю.
Я смотрю на сваю. Я знаю, что сейчас будет, поэтому с первыми словами еще сильнее сосредотачиваюсь на белом в красную полоску квадрате. "Между нами" - говорит магнитола - "десять тысяч километров. Все перроны, перегоны да дожди".
Она отворачивается к окну.
Она любит его, между ними и правда достаточное количество километров, и поэтому, когда она отворачивается - ровно в тот момент, как я и думал - я улыбаюсь. Она смотрит в левое окно, за окном - бесконечное шевеление машин, ряд, за ним еще ряд и еще, как будто море в старом мультфильме, повторяющиеся ряды повторяющихся объектов, игрушечная перспектива, псевдодвижение - утр, перронов и деревень во тьме. Я знаю, что она не обернется, и поэтому я улыбаюсь - гадко, гадко; я знаю, что она не увидит, как. Иногда я еще показываю ей средний палец или высовываю в ее сторону язык: она все равно не видит, перед ней сейчас совсем другое. Я ее люблю, я знаю.
И когда несколько песен спустя она заговаривает - у нее фальшивый голос и не очень уместная реплика, но я серьезно обсуждаю предложенную тему. Еще через пару верст - мимо летит чугунная ограда у Никитских - я уже ядовито шучу, а она смеется.
Я говорю:
- Слушай, я приватизирую все дырки в заборах. Вещь ничтожная, непотребная, а главное - много места не занимает. Все дырки этой ограды - 37 на секцию, 900 секций - войдут в спичечный коробок! Да вообще все дырки мира!
Она говорит:
- Зачем тебе дырки? - таким голосом, как будто я вынул из кармана горсть звездного серебра или глаз рыбы акулы.
- А вот понадобится кому-нибудь посмотреть в дырку в заборе - он к кому придет? Ко мне! Триста евро! - мечтаю я. Представляю, как я заворачиваю будущему клиенту дырку от забора во что-то гремучее, как пересушеный пергамент. Улицы втягивают машину, как курильщик дым.
Мы прощаемся на углу, я привычно целую ее в щеку, а она меня нет. Когда она отворачивается и исчезает за облезлым желтым домом, я снова улыбаюсь - гадко, гадко, сладко. Я выпячиваю языком щеку. Я издаю губами похабный звук. Просто я сойду с ума, если не скорчу рожу, не закричу вслед ей, подняв стекла:
- У тебя трусы в горохах!, - не сравню ее с пересекающей улицу по зебре пунцовой пухлой старшеклассницей из старинной московской школы за копьями ограды, не плюну вслед, не засмеюсь нехорошо, как надтреснутый кувшин.
И через три светофора, глянув в зеркало, я вижу еще на лице эту плохую улыбку.
- Ты будешь мерзкий старик - говорю я своему отражению в зеркале. - На твоем лице останутся следы вот этого - и я киваю на только мне видную нехорошего выражения носогубную складку. - У тебя будет плохая улыбка.
Лицо в зеркале нехорошо улыбается мне в ответ, пока я натягиваю куртку. Я сую ключи в карман, и звездное серебро в его темноте колет и холодит мне пальцы, и глаз рыбы акулы катается между звезд скользко, как язык за щекой.

Jul. 1st, 2008 01:31 pm
yr: (Default)
...Выходим на обочину и оттормаживамся: ровно, плотно, ощущая полосу ремня поперек груди, и как поднимается задница на пружинах подвески, и как белые квадраты разметки тукают по колесу - ррртртртртртр. Поворот на заправку, выстеленный ровным слоем густого асфальта, пятно света фар в летних сумерках сползает с бордюра на середину подъездной дорожки, ааааа! что это за хуйня, там что-то стоит! Шшшшшшкрр что-то под всеми колесами, три, два, метр, удар.
Белый прямоугольный металлический плакат с противным скрежетом летит по асфальту, поворачиваясь в луче правой фары, и останавливается в трех метрах перед мордой, покачиваясь на ногах из железного профиля. Белый прямоугольник в красном круге и надпись "технический перерыв". В лучи фар, догоняя остановившуюся машину, влетает облако дыма, в салоне резко, как аммиаком, пахнет жженой резиной.
На заправке двое, остолбенев, смотрят, вывернув головы.
Задняя, обочина, разгон, ночь, впереди новая заправка светится в темноте, как аквариум. Обочина, торможение, поворотник, ааааблядь! Железная решетка с табличкой "извините, технический перерыв", выворот руля, обочина, разгон, мелькание разметки.
На третьей на рыскающее движение отзывается мужик - поднимает упавший знак "кирпич", подпирает его сраной какой-то палкой, машет руками - мол, посадки нет; не доезжаю до знака метр, в приоткрытое окно слышу, как мужик кричит - "да что вы все, сговорились что ли" - через секунду после того, как ту же фразу при виде его "кирпича" кричу я.
Глядя на маленькую стрелку указателя уровня топлива, крадусь узкой дорогой в приречных кустах - навстречу, тяжело приседая на неровностях, проходят два освещенных до рампы на крыше десятиметровых бензовоза, пьяные от бензина и поэтому играющие в догонялки по встречке.
Так ведь и не заправился.

Jun. 23rd, 2008 09:24 pm
yr: (Default)
За два цикла светофора на пересечении Ленинского и Новаторов можно написать вот такой пост. Видел, как мент хотел поправить на голове фуражку, а фуражки на голове нету. Бабий всплеск руками, как если баба вдруг обнаружила отсутствие юбки; я заржал через улицу - мент услышал, достал фуражку из машины, напялил и заулыбался в мою сторону. Я показал ему большой палец, он мне помахал.
Вру я. За три цикла, не успел на стрелку, но сейчас поехал дальше.

Tags

Custom Text

Page generated Jul. 22nd, 2017 02:49 pm
Powered by Dreamwidth Studios